Жан-Клод Юнкер — президент Европейской комиссии

junkerСерьезный конфликт вокруг назначения Жана-Клода Юнкера президентом Европейской комиссии может усилить изоляцию Великобритании в ЕС и подыграть тем, кто стремится выхода страны из Союза.

Конфликты вокруг назначения Жан-Клода Юнкера президентом Европейской комиссии не только подчеркивают растущую изоляцию Великобритании в ЕС. Они серьезно углубляют борьбу за власть между лидерами Евросоюза и Европарламентом, пропасть между большими и малыми странами - членами ЕС, ослабляют авторитет Брюсселя и угрожают очередной волной разочарования среди европейских избирателей в целом.

Жесткое сопротивление главы британского правительства Дэвида Кэмерона назначению бывшего премьер-министра Люксембурга Юнкера на такую ​​высокую должность может вылиться в ссору между ним и его европейскими коллегами на ближайшей встрече - саммите 25-26 июня в бельгийском городке Ипр.

Изоляционизм Кэмерона и угрозы о выходе Британии из Евросоюза, если кандидатуру Юнкера на посту преемника Жозе Мануэла Баррозу утвердят, разозлили лидеров других стран-членов ЕС, и теперь они не очень хотят идти на любые уступки Соединенному Королевству относительно реформ в Европейском Союзе, которых оно добивается. Даже по мнению таких государств, как Германия, его назначения или вынесения его кандидатуры на голосование другими лидерами ЕС окажутся вредными, деструктивными и, в конце концов, напрасными.

Почему Великобритания так враждебно настроена против 59-летнего люксембуржца? Отчасти из-за того, что он видится архифедералистом, отчасти потому, что представляет интересы малого и процветающей страны, не имеет глобального мировоззрения. А также из-за того, что его считают «человеком со вчера», котораый ассоциируется с тем, как в ЕС делались дела 20 лет назад, а значит, не сможет адекватно реагировать на разочарование, которое было ярко продемонстрировано европейцами на последних выборах в Европарламент.

Кэмерону, конечно, будет сложно принять любого кандидата, который поддерживает тесную евроинтеграцию. Великобритания наиболее враждебно из всех 28 стран-участниц ЕС настроена к идее более интегрированного союза и предложений по «федеральной» Европе.

Кэмерону уже сейчас непросто из-за требований правого крыла его собственной партии, которая хочет немедленного выхода Соединенного Королевства из ЕС. Зато он пообещал провести референдум в 2017, сказал, что если ему не удастся добиться существенных реформ в Евросоюзе (т.е. ослабления федеральных связей и возвращения многих полномочий от Брюсселя национальным правительствам), то поддержит продление членства Британии в ЕС. Но Юнкер - противник любого распыления власти Еврокомиссии. А еще он обижен из-за кампании британского премьера и большинства британских СМИ против него.

Однако сомнения по поводу этого назначения точат не только Кэмерона. Некоторое время было четко понятно, что Ангела Меркель, чей голос имеет наибольший вес в ЕС, тоже не имела уверенности в том, что человек, который 19 лет был премьером в Люксембурге, принесет что-то свежее в брюссельскую политику. Бесспорно, у него есть опыт - он один из немногих, кто остается в политике еще со времен, когда в 1992 Европа начинала обсуждать создание единой валюты. С тех пор постоянно находится в центре всех, связанных с евро, дискуссий и переговоров.

Новый итальянский премьер Маттео Ренци тоже считался оппонентом Юнкера, и Кэмерон надеялся, что объединенная оппозиция этого назначения заставит лидеров ЕС предложить других кандидатов. Например, ирландского премьер-министра Энда Кенни, французскую руководительницу МВФ Кристин Лагард или премьера Финляндии Юрки Катайнена. Но британцы не учли внутренней политики Германии и настойчивого стремления внутри Европарламента иметь последнее слово в выборе.

Пользуясь полученными постепенно полномочиями, Европарламент мог выбрать между двумя основными кандидатами: Юнкером, которого предлагала Европейская народная партия (правоцентристская группа в ЕП, к которой он принадлежит), и Мартином Шульцем, президентом Европарламента, чья каденция уже заканчивается (и главой группы социалистов и демократов). Социалисты знали, что Германия никогда не поддержала бы Шульца, потому доминирование Берлина виделось бы слишком большим, если бы и президент Еврокомиссии, и глава правительства ведущей страны - члена ЕС были немцами. А Юнкер несколько левее консерватор, близкий к социалистам в вопросах соцобеспечения и враждебности к политике экономии.

Меркель по внутриполитическим причинам не хотела перечить ЕН. ФРГ уже длительное время отстаивает расширение полномочий Европарламента, но внутри немецкой правительственной коалиции «младшие» партнеры - соцдемократы - четко дали понять, что будут настаивать на Юнкере как альтернативе Шульцу, если последний не возглавит Еврокомиссию. Меркель не желает расстраивать раздражающих партнеров по коалиции.

В других странах, таких как Франция, Юнкера рассматривают как надежного кандидата с богатым опытом придирчивых переговоров, в которых и заключается суть европейского переговорного процесса. Президент Олланд не хочет поддерживать Лагарда, потому и выступала за его предшественника и соперника Николя Саркози. Итальянцы не желают выступать против Франции и Германии. И хотя ни один из лидеров государств Европы (кроме Люксембурга) не проявляет большого энтузиазма по поводу назначения Юнкера, четко против него только две страны: Швеция и Венгрия.