Визит Меркель и переговоры в Минске

ukraina-rossiyaУкраина сейчас застыла на тонкой грани неопределенности между возможным шагом к перемирию или уже официальной войне.

Кажется, что политическая жизнь в Украине с субботы и до поздней ночи вторника слилась в сутки. Визит Ангелы Меркель, обсуждения и подготовка к встрече представителей ЕС - ЕврАзЭС, сама встреча, потом тет-а-тет российского и украинского президентов. Больше ожиданий было по приезду немецкого канцлера, ведь министр иностранных дел Павел Климкин еще задолго до этого анонсировал его как «необычный» и «результат тесных личных контактов» Порошенко и Меркель. Уже во время пресс-конференции после встречи украинский глава государства заявил, что поддержка Ангелы Меркель была очень важной, что они звонили друг другу более 20 раз, и сообщил об обещании немецкого правительства предоставить Украине полмиллиарда евро для восстановления Донбасса. План Меркель, который он сравнил с планом Маршалла, в общем оказался главным месседжем встречи первых лиц Германии и Украины.

Визит Меркель изначально воспринимался со смешанными эмоциями. В последний раз она посещала Украину в 2008 году, после того как вместе с представителями Франции и Исландии заблокировала предоставление Украине ПДЧ НАТО на Бухарестском саммите. Тогда ее визит виделся как попытка примирения, на этот раз - как «принуждение к миру», особенно с заявлением об инвестициях в полмиллиарда и о необходимости решения нынешней ситуации так, чтобы не навредить Москве. Строгий тон Меркель по России в последние дни перед Минском изменился на нейтральный. Еще один представитель немецкого правительства вице-канцлер Зигмар Габриэль даже озвучил такие резкие для нашего слуха инициативы, как «федерализация», и отметил, что Украина должна наконец отказаться от возвращения Крыма в ближайшее время. На самом деле призыв забыть о Крыме off-the-record можно услышать от многих европейских политиков, что порой наталкивает на мысль, что они готовы его променять на свой ​​призрачный покой.

Впрочем, как и официально заявляли, визит Меркель был согласованной позицией перед встречей в Минске. При тех переговорах украинский президент находился под тройным давлением: с одной стороны, Германия и ЕС, с другой - Россия с ее «гуманитарным мародерством». Украинское общество выступало третьим фактором давления, ведь внешне казалось, что по результатам данной встречи больше всего вопросов у всех было о том, кто кому пожал руку, чем о том, о чем говорили.

Для ЕС перемирие любой ценой является важнейшим, так как ему нужно в конце вести хоть какой-то «диалог» и решать свои вопросы с Кремлем, а при нынешних раскладах уже такой «измены» собственных ценностей они не допускают. Поэтому так часто от европейских политиков можно услышать мнение о том, что улаживание Украинского вопроса должно дать Путину возможность сохранить свое лицо. Минские переговоры с участием Украины требовались и из меркантильных для ЕС соображений: Европа боится замерзнуть зимой. Присутствие на встрече в белорусской столице еврокомиссара по энергетическим вопросам и однопартийца Меркель Гюнтера Эттингера было ярким свидетельством этого.

Из всех политиков, которые принимали участие в саммите, пожалуй, самым значимым он оказался для Александра Лукашенко. Принимать в своем «дворце» баронессу Эштон, которая вместе с другими европейскими политиками уже давно избегает любых контактов с «последним диктатором Европы», было для президента Беларуси большой победой, а тут он еще и выступил в роли миротворца.
Результат встречи Порошенко и Путина видится таким, будто это для галочки, чтобы обоим было о чем отчитаться перед Меркель. Она хотя и понимает, что сейчас политическое решение для этой войны невозможно, но все равно на нем настаивает.

Украинский президент сказал, что достигнута договоренность о консультациях между начальниками Генштабов о прекращении огня. Путин, в свою очередь, на пресс-конференции после встречи заявил, что не может говорить о неких договоренностях о прекращении огня, потому что «это не наше дело, это внутренние дела самой Украины». Несмотря на все тяжелые бои на Востоке Украины, нынешний статус-кво вряд ли изменится до саммита НАТО в Уэльсе. Украина сейчас получает все больше «козырей» в виде пленных русских солдат, свидетельств иностранных журналистов, к которым, конечно, прислушиваются гораздо больше, чем в украинские заявления.

Предстоящий саммит Альянса, который состоится 4-5 сентября, очевидно, не даст каких конкретных результатов для Украины, но уже анонсировано рассмотрение вопроса развертывания баз в Восточной Европе. Это придаст уверенности странам Балтии и Польше. Премьер-министр последней Дональд Туск недавно заявил, что знает о русских войсках на территории Украины, однако добавил, что не будет делать ничего, что может повредить безопасности его страны.

Следовательно, рассчитывать на помощь от какой-то из государств ЕС не приходится. Остается надежда, что США вынырнут из своих иракских дел еще до того, как сработает европейское принуждение к миру. Потому что если Евросоюз и Россия таки добьются своего, то 1% территории Украины, а именно на таком участке сейчас разворачиваются боевые действия, может стать еще одним замороженным конфликтом в центре Европы.

Нашей стране сейчас важно прекратить питать иллюзии о помощи Запада. Генсек НАТО во время визита в Киев четко заявил, что полномасштабное вторжение на территорию Украины приведет лишь к вероятным дополнительным экономическим санкциям. На одну военную помощь от Альянса мы рассчитывать не должны. Помочь может только статус союзника США, но это тоже, к сожалению, пока далекая перспектива.

В нынешней ситуации многое зависит и от внутреннего давления на самого Путина. Свидетельство пленных десантников и обращения Комитета солдатских матерей (которые уже насчитали более 400 российских военных, которые были ранены или убиты в Украине) могут привлечь внимание к «солдатским» вопросам внутри России. Пока это очень призрачная перспектива, но чем больше будут цифры, тем больше будет резонанс, что не даст в дальнейшем удерживать этот статус-кво.

По данным опроса фонда «Общественное мнение», лишь 5% россиян одобряют введение регулярных войск на территорию Украины. Учитывая то, что Путин официально не признает себя стороной конфликта, он пока без дополнительного шума может прекратить поддерживать террористов и отозвать войска, и завершить конфликт. Хотя, конечно, есть и другой вариант, который в данном случае предусматривает официальное объявление войны. При нынешней экономической ситуации в России и уже упомянутых выше социологических данных последнее все же представляется маловероятным, но предполагать, что в голове у кремлевского вождя, дело слишком неблагодарное.